Голый номер: жизнь и работа мастера мужского стриптиза в Паттайе

Одна из популярных женских фантазий — красиво раздевающийся для дамы мужчина. Некоторые представители сильного пола делают это искусство своей работой. Артист по имени Виктор, выступающий под псевдонимом Эгоист и живущий в Паттайе, рассказал нам, как пришел в профессию и что нового узнал о женщинах, танцуя для них

Siamese: Виктор, добрый день! Расскажи, с чего началась история Эгоиста?

Виктор: Началось всё в Перми, городе, известном высоким уровнем криминала. Но Бог миловал, и за время моей жизни там ничего страшного не произошло. Избивали меня всемером гораздо позже, уже в пору гастролей, в одном из городов Омской области.

 

 

Siamese: Как это произошло?

Виктор: После серии выступлений у нас оставался свободный вечер, и мы решили провести его в одном из ночных клубов. Поводом для драки стало то, что мы «не понравились» кому-то из соседней компании. К слову, заказчик выступлений, человек достаточно известный в городе, тоже пострадал. Кое-где в Приуралье жизнь по сей день проходит в стиле 90-х.

 

 

Siamese: Вернемся в Пермь. Когда ты увлекся бодибилдингом?

Виктор: Мне было лет десять, когда мы с братом раздобыли журнал с фото культуристов. По-моему, он назывался «Сила и красота», это было переиздание западного журнала на русском языке. Наше воображение поразили Шварценеггер и другие спортсмены! С тех пор мы начали отжиматься на табуретках и делать прочие фокусы из увиденного в журналах и фильмах. Потом я занялся дзюдо и танцами. Так что историй типа «обижали в школе и пошел в спортзал» не было.

Siamese: Какими танцами занимался и как это воспринимали сверстники?

Виктор: Бальные танцы, эстрадные, рок-н-ролл. Но я был активным, никто меня не задевал и по поводу бальных танцев подколок не было.

 

 

Siamese: Дальше был университет?

Виктор: Да, пять с половиной лет в механико-технологическом. После остался на кафедре работать, а оттуда ушел на завод, где стал замначальника отдела.

 

 

Siamese: Когда начал выступать в шоу?

Виктор: Я учился в университете на первом или втором курсе. Денег было мало, искал подработку и нашел объявление о наборе в ночной клуб. Нужно было просто танцевать, элементов эротики не было. Совмещая приятное с полезным, я стал зарабатывать неплохие деньги. Получив должность замначальника отдела на заводе, продолжал танцевать по ночам, зарабатывая раз в десять больше. Заводские рабочие по клубам не ходят, поэтому проблем с профессиональной этикой не возникало. А когда я решил заниматься только шоу-бизнесом, начальник отнесся с пониманием.



Siamese: К этому моменту ты уже выступал в эротическом шоу?

Виктор: Да, я перешел в эротику примерно в 22 года. А в 2007-м уже успешно выступал в московских клубах — «Красной Шапочке», «Нирване». Но оценив расходы на столичную жизнь, вернулся в Пермь. Тем более что в родном городе выступал редко, моя жизнь состояла из гастролей по стране.

 

 

Siamese: Опиши свои ощущения во время первого выступления в жанре «эротика».

Виктор: Я отнесся к танцу очень спокойно, как к работе. Боязни, переживаний перед выступлением не было, как и рефлексии позже. Опять же, танцевальное эротическое шоу — это танец, причем с историей. Отличие лишь в том, что в конце я снимаю с себя одежду.

Работа в клубе — это, конечно, совсем другое. Есть эротическое меню, и приходящие девушки, женщины «заказывают» тебя. Это может быть приватный танец, массаж и, конечно же, секс. Моральных терзаний не было, старался просто хорошо сделать свою работу. В «Красной шапочке» ставка была тысяча рублей за ночь, остальное нужно было зарабатывать.

 

 

Siamese: Думаю, объяснять тайкам такую «профессию» легче — в Паттайе секс за деньги считается такой же работой, как и любая другая...

Виктор: Нет, моя тайская подруга не знает, чем я занимаюсь. Рассказываю, что просто танцую в шоу или работаю тренером по фитнесу. Тренером я и правда отработал несколько лет. То был период, когда я употреблял «фарму» и «химию» для работы в клубе.



Siamese: Как складывалась личная жизнь до приезда в Таиланд? Много ли девушек у стриптизеров?

Виктор: У парня, работающего в московском клубе, от девушек отбоя нет. Оставляли телефоны, хотели встречаться после работы, жить вместе. Другое дело, что из-за специфики работы меняется мнение о женщинах. Исчезает благоговейное отношение, так как она — просто покупатель. Но и «работающих» девушек я не осуждаю — здесь у меня случались отношения с баргерл, и они были теплыми и человечными.

 

 

Siamese: Были возможности «пристроиться» и жить за счет кого-то?

Виктор: Думаю, такие варианты бывают у любого более-менее симпатичного парня. Есть женщины с квартирами, машинами, хорошей работой, у которых можно повиснуть на шее. Только я считаю, что жизнь коротка, и хочу просыпаться с той, кого люблю. Сейчас мы с тайской подругой снимаем недорогое жилье, у нас один мотобайк на двоих, и я счастлив.

 

 

Siamese: Ты говорил, мнение о женщинах изменилось. Сейчас это влияет на твои отношения?

Виктор: В клубе я отрабатываю, говорю дежурные фразы, как и тайские баргерл. Но вечером, когда прихожу домой, всё это отступает, и я, как и остальные люди, хочу нежных и романтичных отношений. Моя молодость прошла ярко: клубы, рестораны, ночная жизнь — у меня были все развлечения, доступные состоятельным людям. А сейчас я просто рад ехать со своей девушкой по Ко Сичангу и дышать морем и ветром.

 

 

Siamese: Как началась история с Таиландом?

Виктор: Лет с 25 мне поступали предложения о работе за рубежом, но так как за мной гонялся военкомат, до 28 лет я жил на съемной квартире и был невыездным. Затем были Египет, Турция, а вот в Тайланд мне совершенно не хотелось. Я знал немного об этой стране и не понимал, чем она меня может привлечь. Но у коллеги заболел муж, и она уговорила меня полететь вместо него по уже купленному туру. Приехав в Тайланд шесть лет назад, я понял, что это — мой дом. Более-менее постоянно живу здесь уже три года.



Siamese: Наверняка у тебя были баргерл?

Виктор: Мне даже запомнилось название бара — Why Not. Легкая влюбленность, прогулки — всё это было. Не претендую на сексимена, но тайкам больше двух раз никогда не платил, сколько бы времени мы ни проводили вместе. Я отношусь одинаково как к продавщицам из «7/11», так и к работницам Бич-роуд. Они для меня просто девушки, и тайки это чувствуют.

 

 

Siamese: Зачем тайские баргерл парню, у которого в России девушек хоть отбавляй?

Виктор: Проститутки, я считаю, даже в большей степени женщины. Они также хотят нормальных, теплых отношений, любви в конце концов. Только открываются не за день или неделю — часто требуются месяцы.



Siamese: Брал ли когда-нибудь девушек на шорт-тайм, механический секс?

Виктор: Никогда. Мне нужно прийти домой, принять душ, что-то покушать, пообщаться. Да и девушка, когда чуть-чуть расслабится, не будет механически отрабатывать клиента.

Мне нравится Паттайя не потому, что на меня в России никто не смотрел, а здесь я стал желанным сексименом. Просто тут я чувствую себя комфортно.

 

 

Siamese: Тайские девушки — какие они?

Виктор: Говоря откровенно, тайки неумелы и зажаты в сексе. На какие-то эксперименты идут без особого желания. Моя девушка лишь через четыре месяца стала раскрываться в сексе.

Siamese: Как зарабатываешь на жизнь?

Виктор: Планирую гастроли шоу-группы «Инстинкт» и уезжаю на несколько месяцев в Россию. С теперешним курсом рубля не удается отложить достаточно денег, но в Тайланде работу я пока не нашел. В любом случае, при попытках что-то заработать здесь я буду делать это через тайку.

 

 

Siamese: О семье подумываешь?

 

 

Виктор: Мне 35 лет, женат не был, детей нет. Из-за этого некоторых начинает волновать вопрос, не гей ли я — таковы общественные стереотипы. А к детям я, честно признаюсь, равнодушен.

 

 

Siamese: Планируешь ли будущее или живешь одним днем?

Виктор: Не хочу смешить Бога своими планами. (Смеется.)

 

Оригинал статьи опубликован мною на портале pattaya.zagranitsa.com