Как филипина 25 лет любовь ждала.

Таек называют лицемерными. Мне всегда казалось, что большинство из паттайского «летучего дивизиона» шагнули в окно именно по причине лицемерия и предательства. Такого невыносимого, что сознание обычного человека просто отказывается его принять.

Как однажды командир мой:
— Друг звонил. В слезах.
— Почему?
— Тайка ушла от него. Привёз в Англию, прожили два года до получения вида на жительство. После той секунды, когда она получила свой паспорт, она больше не произнесла ни слова. Развернулась, села в такси, приехала домой, собрала вещи в чемоданчик, и испарилась.
— Ах, отработала контракт
— И вот он рыдает, а я объясняю — посмотри в зеркало, тебе 65, и ты уже воняешь. Она вдвое моложе, и встретил ты её в баре. Правда считал, что она тебя любит?
Отвечает да….

Вот что я вам скажу, дорогие читатели. Вовсе не тайки чемпионки лицемерия, а в моём личном рейтинге это филиппинки. Поразительно, как они таскаются в церковь по воскресеньям и строят из себя святош. При этом сплетничают, лгут, легко покупаются и впадают в прочий грех.

Когда-то давно я писал о моей единственной филиппинке. Про любовь рассказывала много, секс с ней был страстный, ребёнка упорно зачать хотела. Интеллект был, как у первоклассницы — могла налить в презерватив воды и залипать на это, а после положить в морозилку — посмотреть что будет. И ещё одна маленькая деталь — имела набитого фастфудом австралийца, которому жарко клялась в любви текстово, и приезда которого потихоньку ждала. Дабы когда-нибудь стать мисс Свиноматкой с австралийским паспортом. Так как острова их несчастные — реальная страна третьего мира, то не будем осуждать сильно, а пойдём дальше.
Шли годы, менялась Паттайя. Остались в прошлом бравые походы и рысканья по дорогам в поисках возвращающихся домой пьяных жриц.

Атмосфера в нашем городе стала другой, душа ушла куда-то, слили её вместе с потоком индийских, китайских и арабских денег. Я стал другим — работа учителем, строгая одежда, и само ощущение того, что мыслящему человеку нечего делать в компании размалёванных опустившихся тупиц.

Чего я только не перепробовал, мучаясь от одиночества, сожаления о прошлых ошибках, и такого давящего чувства, что я слишком много понимаю и знаю. Одна лжёт, другая лжёт, третья преследует свои цели, четвёртая хочет руфтопы и в Европу поездки. Что делать, потихоньку работал над собой, листал Тиндер, и ждал, ждал, ждал. Не соглашаясь на компромиссы. Друзья-учителя из провинций понаходили себе классных таек. А я, а что я? Ну уж нет, или дождусь такую, чтоб памятнику эмиграции не стыдно было, или буду жить один, делая вид, что семья — для скучных и галстуков.

Учительницу бы мне.

Всё же и график похож, и проблемы общие, понимание есть, почему после работы хочется посидеть в тишине. И не проститутки они — по ночам спят дома, ибо вставать в пять утра. Что бы там раскабаневшие исанские дети не рассказывали про свою тяжёлую жизнь, путь они выбрали наименьшего сопротивления, бесчестный

Заказывал — получи. Совпадаю на Тиндере с учительницей. В Бангкоке работает. Правда, филиппинка. Никаких тебе мэридж виз или перспектив, обняв свою ненаглядную, уехать жить в её прекрасную страну. Никаких «дорогая, переведи, что он там хочет».
Начинаю присматриваться.  Во-первых, может всё же семья обеспеченная, с рисовыми полями до горизонта, да манговыми деревьями до неба.
Нет, не тот случай. Рисовое поле есть в числе приданного, но небольшое.
Дальше аккуратно прощупываю на филиппинские загоны. Больных сестёр, тупых подруг, походы в церковь и австралийцев в шкафу.
Но фейсбук чист, в друзья просто так не добавишься, и лайки лишь от семьи да коллег с длинными филиппинскими именами. Если второго профайла нет, то выглядит всё вполне подходяще для серьёзных отношений.

Выставляю колючки. Характер у меня жёсткий, к войне всегда готов, и есть несколько принципиальных пунктов, о которых знают мои постоянные читатели.
В итоге через неделю она заявляет, что я, похоже, ещё не забыл какую-то из своих бывших, и к отношениям не готов. Минуту в прострации смотрел на этот диагноз от Марии-Гарсии Фуэнтес, а затем нажал «архивировать чат» и почикал заниматься своими делами.

Прошло недели две-три, и тут снова сообщение от неё. Я в связи с некоторыми событиями попал в филиппинские газеты и даже на какое-то местное телевидение, так что немножко звезда. И тогда она всё осознала, и решила исправить ошибку.
Ну что ж, соскучилась — приезжай.
— Я так не могу. Я же тебя совсем не знаю, и некрасиво это — девушке первой ехать куда-то. Давай сначала ты в Бангкок, а потом я к тебе хоть каждую неделю на выходные буду приезжать.

План выглядел идеально — разок потратиться, а потом жить свободно пять дней в неделю, а по выходным иметь гарантированную женщину. И друг говорил, что моя ошибка — сразу тащить их к себе жить вместе, вместо периода, когда парень с девушкой просто встречаются.  Вот и будет этот беззаботный период.
Меня беспокоил её филиппинский паспорт. Для меня Таиланд — лучшая страна на Земле, и хочешь жить здесь — выбирай пару из местных. Иначе — двойная головная боль из-за виз, двойные поиски работы для фарангов, в то время как тайку можно пристроить в сотню мест.

Смотрел на себя со стороны и размышлял. Какая же это любовь, если ты не про человеческие качества думаешь, а про паспорт? Потому ли, что совок приучил бежать от родной «стабильности» любыми способами со времён диссидентов и Интердевочки? Или потому, что, когда Паттайя потеряла душу, я тоже стал весить на 21 грамм меньше?

Выпил таблетку обезболивающего для спины, и вот необычного вида фаранг, вытянувшись над автобусным креслом по стойке «смирно», пиликает в Бангкок. Рассчитывал, что несколько мест в автобусе будут свободны, и смогу прилечь. Но перед самым отправлением зашла толпа индусов в облаке подмышечного амбре, и заполнила всё. Ну что за нация.

С облегчением высадился у первой же станции BTS. Написал о своём прибытии, стою, жду.

— Я только из душа вышла, сейчас приду, мне до
BTS 5 минут
— А краситься?
— Ничего, если не накрашенная?
— Это честно, но для первого свидания странно. Ну приходи без маскировки.

Минут пятнадцать послонялся по торговому центру, и вот, наконец она.

Сидит на постаменте, ждёт меня. Так, фоткам в профайле, похоже, пара лет. Потому что лишний десяток килограмм, волосы выцветшей краски и городская усталость на лице.
Едем до ближайшего парка, прогуливаемся там.

— Дай угадаю твою любимую еду. Жареное дважды мясо до состояния хвороста, по-филиппински так сказать. Чипсы. Картошка фри.
— Ну да…
— Зачем ты это делаешь с собой? Не то что я пытаюсь обидеть тебя, но зачем вредить здоровью так?
— Жила одна, работа-дом, и как-то не задумывалась..

Сидим на траве в крошечном бангкокском парке.

 Вроде бы и озерко, и беговая дорожка, а в воздухе дымка, вместо неба — здания, и ты прямо-таки чувствуешь, как задыхаются от выхлопных газов твои лёгкие и кожа.

Погуляли, обсудили вопросы любви и отношений. Вроде сходимся.

— Давай перекусим где-нибудь, и я поеду обратно.
— Как, уже?
— У нас цель была познакомиться, увидеться вживую. Я не знаю Бангкока, это не моя территория. В нашей деревушке тебя ждут свежий воздух, скорости под двести и прочий релакс. Не зря на выходные жители Бангкока сбегают к нам. А не наоборот.
— Но мне так хочется побыть с тобой ещё!
— Поехали со мной
— Мне завтра в церковь на мессу.
— На утреннем автобусе вернёшься обратно, успеешь.
— Скажи, что я тебе нравлюсь, тогда я согласна.
— Нравишься.
— Поцелуй меня.

Ловлю такси. «Нет, нет» — останавливает меня — «зачем переплачивать».
Отличается от поведения наших таек, которые за чужой счёт сразу делают вид, что с детства питались в своей деревне королевскими креветками и стейками из лосося, и изменять привычкам не намерены.

Едем в автобусе в Паттайю. Она сжимает мою руку. Мне интересно с ней говорить. Хоть и нет багажа из литературы и фильмов, но хороший английский и чувство юмора.
Наконец, я на своей территории. Суббота, и до конца дня ещё далеко. Сразу становится легче дышать. Мы сидим в кафе у озера, и она отмечает, как тут непривычно тихо. Показываю ей на деревья и небо — смотри, какой вид должен быть для нормальной жизни.

Потом катаем. Её немножко трясёт, как и любого первые на большом байке. Ужин у друзей. Ночь у меня и неплохой секс. Она немножко застенчива, но обещает всему научиться. Только бы любил и не бросал.

Рано утром отвёз её на автобусную станцию и купил билет до Бангкока. Впереди была неделя разлуки, но мы всё время переписывались. Она — потому что скучала, я — собирал и анализировал каждое слово.

— Хоть бы кто-нибудь рубашки помог гладить.
— Я не люблю это всё, но ради тебя так и быть
— Как это ради меня так и быть. Столько слов говоришь про великие чувства и любовь на всю жизнь, а позаботиться о любимом — через силу?
— Я.. я не это имела в виду…
— У всех филиппинок так. Поэтому твоя страсть ко мне показалась странной. Будете хоть с жирным и тупым жить, лишь бы паспорт у него был европейской страны. На худой конец, и Россия сойдёт.
— Нет, ты не понял.. Я двадцать пять лет была одна, ждала достойного…
— Стопэ. Ты мне рассказывала про экс бойфренда, что разбил тебе сердце. Если тебе сейчас 25 лет, то когда он случился?
— В прошлом июле, почти после моего дня рождения! А затем я разочаровалась в мужчинах, и спала со всеми подряд.
— Вы, филипины, клёвые. Говоришь, двадцать пять лет была одна, ждала большую любовь, все дела. Какая трогательная история. Так одна из ваших втирала моему другу, что попала в автомобильную аварию, и теперь не помнит, что с ней происходило за семь лет до этого. Забыла семь лет своей жизни, такие дела. Другая — что перешла дорогу мафии и теперь вынуждена скрываться в баре, а на самом деле у неё зарыт чемодан с наркоденьгами. Я из Паттайи, городка, набитого сбродом. И ты мне пробуешь втирать какую-то дичь.
— Но у тебя даже нет доказательств, что я тебе солгала в чём-то! Неужели ты меня вот так вот запросто бросишь?

Я просто заблокировал её везде и больше не отвечал. Миленькую, с хорошим английским, и даже может быть по правде влюблённую. И конечно же, этот диалог был лишь поводом, а, чтобы узнать настоящую причину, нужно отмотать плёнку на сутки назад. Когда я, покатав в одиночестве, стоял ночью на Джомтьеновском пляже, у точки сбора всех мотоциклистов. И увидел фигурку, зябко стоявшую на разделительной полосе.

И у этой фигурки хотя бы был тайский паспорт.

Продолжение следует.