Работа не волк, работа — work

Спец кор задыхается в Бангкоке

Ехал через весь Бангкок. Эта школа находится на дальнем конце города, от последней станции BTS ещё километров 20. Гугл подсказывал, что большую часть из них можно проехать на автобусе, а потом ещё пройти пешком около полутора километров. На моё счастье, в столице на тот момент навещал друзей Джордж, к которому я и обратился за помощью.

— Джордж. Я боюсь этого города. К тому же, местные сразу видят во мне дешёвку и деревенщину, и, вместо нужного направления, указывают дорогу к автовокзалу с автобусами до Паттайи. Пажалуста памаги.

— Хорошо. Где тебя подобрать?

— У BTS подбери меня, одинокого и растерянного.

Радостно обнимаю его — он упылил путешествовать по Югу пару недель назад, и мне с тех пор здорово недоставало его жизнеутверждающих речей. Джордж похвастался недавно купленным мопедом, мы взгромоздились на эти полновесные 125 кубиков, и, следуя указаниям навигатора, двинулись в дебри окраинного Бангкока.

Сходу замечаю, что они полны жизни — обилие рынков с едой, торговых центров и стихийной торговли на тротуаре выгодно отличает даже пригород столицы от глухих городков периферии. На подлёте к школе снимаю «цацки» из кожи с заклёпками, и кофту с черепами меняю на свежую и ароматную белую рубашку.

— Да вон же она, Джордж! Ещё триста метров!

— Погоди. Надо осмотреться.

Я не сразу понял хитрый план Джорджа. А он, заметив идущего подпрыгивающей походкой фаранга в бывалой чёрной рубашке и с рюкзаком, устремился к нему. Так и есть, учитель английского в этой школе. Осторожничает, но колется, что в общем-то всё терпимо, работают люди. И лишь тогда Джордж благословил меня на собеседование и дал мотивирующего пинка. Мотивировать меня излишне — перед глазами стоят фото некоторых товарищей, зимующих в Мордоре, ну или ресурсной федерации, кому как удобнее.

Меня встретила секретарь, и выдала для заполнения анкету на трёх листах. После стандартных вопросов пошли фееричные, ибо школа — илитная, с особым подходом к детям, и инновационными методами развития. А у меня в голове одна мысль. Моя всегдашняя мысль, вполне обычная для свободного человека, проходящего собеседование на работу. Мысль эта сопровождается ритмом барабанов и рёвом моторов. «Беги». И всё. В будущем выкрутимся как-нибудь. За окном солнце замечательное. В пи**у любое рабство.

Каким-то образом я сдержался, но написал в резюме всякого треша.

— Настоящие ли ваши учёные степени?

— Нет, настоящее здесь — лишь игра моего нетрезвого ума, в котором мысли резвятся, словно пузырьки в бокале шампанского.

И прочее в этом духе.

Вышел начальник отдела, грузноватый таец. Просмотрел анкету. Спросил, смогу ли я вообще учить. Говорю, каэш, но про предыдущий жоске опыт рассказывать не стал. Глаза босса наткнулись на строчку о механико-математическом факультете.

— Что ж, пойдёшь учителем математики.

— Запросто! (Хотя если честно, провести урок тригонометрии на английском сможет едва ли пара моих читателей, да и я говорю «да» по привычке — а потом разбираюсь, что к чему)

— Неподалёку есть дом, который ты можешь снять всего за 8 тыс плюс двойной депозит, завтра перевози туда вещи

— Доверяю вашему вкусу, но хотелось бы взглянуть на такой дорогой дом! Вот бы там были симпатичные комнаты, парковка под навесом и деревья на приусадебной территории!

— Зачем тебе его смотреть? Нормально там всё. Заселяйся и живи.

— Я не смогу хорошо работать, если жильё не будет меня вдохновлять. Вы таец, должны понять. Суай, сабай, все дела.

— Ладно, подожди сорок минут, съездим на такси, тут недалеко.

Звоню Джорджу, а он времени зря не терял. Нашёл непременное кафе, куда на ланч собираются учителя, и провёл опрос и исследование. Зарплату платят вовремя, книжки, по которым учить, выдают, в аудиториях проекторы и кондиционеры. По его оценке, условия для работы подходящие, так что я поступаю правильно.

Поехали смотреть дом. Моё воображение рисовало картинку симпатичной усадьбы, на деле дом оказался облезшим, с лёгким запахом затхлости и неряшливым двориком, заваленным строительным мусором. Вроде бы два этажа, две спальни, а не лежит душа.

— Извините, я лучше ещё посмотрю

— Слушай, если дорого тебе, или депозит большой, я переговорю с хозяйкой..

— Нет, просто чё то как то

— Ну, как знаешь. Ищи где хочешь, только чтобы послезавтра утром был уже в школе. Один день у тебя на все движения.

— Ээээ.. (В Паттайе на поиски жилья уходит от трёх дней до пары недель) Ладно, ок. Как я уже говорил, соглашаюсь, а потом думаю, что делать.

— Джордж, поехали какой-нить гест посмотрим поблизости

— Гестов поблизости нет нормальных, а в тот, что ровно напротив школы, учителей не пускают — нашкодили в прошлом — подсказывает таец

— Ничего, прорвёмся. Я сейчас обратно цацки-черепа нацеплю, они будут рады с облегчением узнать, что это не сотона к ним пришёл а всего лишь учитель. Увидимся послезавтра!

Принцип бритвы Оккама — самое просто решение одновременно — самое верное, и мы просто объезжаем школу по периметру, когда натыкаемся на вывеску на тайском с банальным смыслом «лум фо лент» и телефоном. Неподалёку болтается сесуриту-привратник в сапогах на три размера больше, сторожит школьную калитку. Он нам здорово помогает, указав на тайскую семью, хозяев геста, случайно заехавших проверить, как идёт их бизнес. 

Берём быка за рога, они фарангов видят вообще впервые, и в растерянности называют тайскую цену за жильё — 2200 в месяц. «И ещё двести за Интернет» — опомнившись, мухлюет дочка, толстоватая студентка одного из бангкокских университетов. Ладно, 200 бат — небольшой «налог на белую кожу», я согласен.

Рум выглядел так:

Договорились, что я на следующий день заселяюсь, Джордж отвёз меня до станции BTS, и я, погружённый в размышления, попилил в Паттайю паковать вещи