Тайский вестерн

Я часто люблю повторять — Паттайя это как фильм, идущий 24/7. Проститутки, фрики, беглые преступники, алкоголики, летучий дивизион и прочие знаменитости, чья звезда вот-вот упадёт в воды нашего залива. Свобода! Хочешь — в трусах по городу

хочешь — в колготках

ну или Бэтменом нарядись, если фантазии мало.

Те, кто не прячутся в охраняемых посёлках на окраинах, принимают участие в этом артхаусе. А вот один из моих читателей, попытавшись сбежать, на днях угодил в настоящий вестерн.
Слушая его рассказ, перед глазами у меня вставали кадры из «The Quick and the Dead» 1987 года, где семью переселенцев преследует банда негодяев.

А началось всё невинно — прельстившись островными красотами, решил мой читатель переместиться на Пхукет на сезон. Семья у него, как у героя фильма — жена и сын, только их он отвёз заблаговременно на машине жены. А сам, вернувшись в Паттайю, набил пикап барахлом, затащил в кузов верный  PCX, прицепил свой пятиместный катер, и выдвинулся по направлению к Пхукету.

Дальше передаю его слова:
— Я ехал в районе Чумпхона, и до Пхукета оставалось ещё довольно прилично. У меня на прицепе с катером ломается колесо.
— Как ломается? Спустило что ли?
— Нет, это стандартная проблема всех владельцев катеров — из-за солёной воды рассыпается подшипник ступицы. Я и керхером мыл, и смазывал — бесполезно.
Ты можешь видеть, как по городу отваливаются колёса у этих прицепов с лодками, а я ехал 70-80 км/ч.
Так вот, хорошо, что поломка случилась возле шиномонтажки, где меня быстренько починили. Качество ремонта оказалось тайским, и через полсотни километров я снова оказался на сервисе.
Самое интересное началось после Чумпхона — я заехал на какую-то заправку, и мне очень не понравилось поведение заправщика.

Он всё крутился вокруг машины, да заглядывал в окна — я отошёл в магазин, и через витрину мог видеть его странные действия.
Выехав с заправки, минут через пятнадцать я заметил, что за мной едут две машины. Причём они преследовали меня порядка 70 км, периодически меняясь. Одна из них — 140-й
Mercedes, вторая — Audi TT. Был ещё белый седан типа незаметной хонды сити, но тут я не уверен.

Мерседес вёл себя нагло — ехал ровно за мной, иногда прячась за лодкой. Было около пяти часов вечера, и я мог отчётливо видеть тени на дороге — свою тень, тень от лодки, и третьей тенью был прижавшийся ко мне сзади мерседес. Когда я останавливался в людных местах — например, кафе — он меня обгонял, и мы видели друг друга. Затем, когда я продолжал свой путь, он вновь пристраивался за мной. С этим мерседесом я снова ощутил себя в 90-х — настоящая бандитская машина была в то время.


У него были бангкокские номера, а на решётке бы значок принадлежности к одному из силовых ведомств. Думаю, поэтому полицейским до него не было дела. Перед постами они снова обгоняли меня, и ехали на две-три машины впереди, так что я даже не мог остановиться и попросить полицейских проверить моих подозрительных преследователей. По российскому опыту я подозревал, что они могут работать вместе — слишком лакомым кусочком был на этой трассе одинокий фаранг с кучей имущества и возможно деньгами. Машину, катер и мопед можно было тут же сдать скупщику за 200-300 тысяч бат. В России эти банды до сих пор промышляют, так пропадают дальнобойщики с грузом, вот только эти случаи редко публикуются, оставаясь водительскими историями.
Я делал вид, что заблудился, и тупо разворачивался посреди трассы — преследователи внаглую также разворачивались и снова ехали за мной.
Снова пост дорожной полиции. Мерседес уехал вперёд, а я остановился в кафе сразу за постом, и подумал было, что они передумали — увидели, как я снимал их на телефон, и решили не связываться. Ан нет — следующий пост, снова они, на четыре машины впереди, только на этот раз уже преследовали аккуратнее, не так явно.
Впереди был большой город Сурат Тани, и нужно было что-то придумывать. Сразу за постом, пока преследователи были впереди, я крутанул руль, и резко свернул на дорогу в сторону от города. А затем — на ещё более мелкую дорожку, знаете, бывают такие, по которым можно срезать крюк на трассе. Я рисковал — солнце валилось за горизонт, и, возможно, преследователи ждали именно темноты и пустынного участка трассы, но я обратился к своему ангелу-хранителю, и пошёл на этот риск. Мелькнула мысль, что всё это было психологическим давлением, вынуждающим меня начать вилять и свернуть на дорогу поменьше, да попустыннее. Зная тайцев, решил, что это слишком сложно для них — преследователи просто ехали за мной и ждали темноты.
Я заехал в Сурат Тани, и нашёл огромный полицейский участок. За ним были домики, где живут сами полицейские, и огромная парковка. Я встал вдоль большого автобуса, чтобы было как можно больше свидетелей, и сидел в машине, пытаясь прийти в себя. Думал, что хоть на территории участка убивать не будут — дождутся, пока выеду.
Никого, преследователей моих не было видно.
До поворота на Пхукет оставалось каких-то сто километров, но вместо этого в четыре утра я завёлся, и рванул в другую сторону, к Самуи.

Я не мог отделаться от чувства, что меня преследуют. Паника достигла такого уровня, что на одной из остановок я достал всё острое, чем мог обороняться — отвёртки, ножи, смешал в бутылках бензин с маслом, и даже соорудил из болтов подобие «шипов» — в ход шло всё, что смог найти. Я понимал, что между бандитами и добром на несколько сотен тысяч стоит всего лишь моя жизнь.
Еду в сторону Самуи, и снова на трассе за мной пристраивается машина, и моргает фарами — «Остановись!». У меня сердце ушло в пятки, а они, поравнявшись со мной, стали показывать на задние фонари — на кочках от аккумулятора отходила клемма, и переставали работать лампочки.
В итоге, чтобы доехать до Пхукета, мне пришлось дать крюк около 450 км — уйти на Самуи, объехать нац. парк, и всё время выбирать какие-то маленькие дорожки, избегая трасс.
Облегчение пришло лишь когда заехал на Пхукет.

— Да уж, натерпелся! Как тебе жизнь на Пхукете?
— Местных мало. В школе  для сына не оказалось мест, из секций нашли футбол, только там все тайцы, а он по-тайски не умеет. Жаловался, что тоскливо ему без друзей, вот и отправили обратно в Паттайю, благо родители там живут.
А сам сейчас по островам покатаюсь, порыбачу, красоты посмотрю — и обратно. Опять вещи собирать, тащить всё… И на этот раз обязательно буду искать компанию попутчиков.